Тверская область

Село Млёво

Старинное тверское село Млево стоит километрах в пяти от дороги Бологое-Удомля. Летом сюда съезжаются «дачники», многие из которых здесь же и выросли, а постоянно живет лишь пара десятков человек. От Млево дорога, проходя через соседнее село Залучье, поворачивает в леса и тянется дальше мимо остатков давно нежилых деревень.

В середине XIX века в селе было более двухсот дворов. Мимо по реке Мста проходили караваны судов, перевозившие грузы в Новгород, и все местное население занималось обслуживанием судоходного пути. У млевской земли древняя история – курганы, сохранившиеся неподалеку, относятся к VI-VIII векам н.э., а чуть ниже по течению Мсты высится огромное, местами разрушенное, насыпное городище со сторожевыми постами. Еще в 947 году княгиня Ольга по пути в Новгород основала вдоль берегов Мсты несколько погостов. Возможно, именно тогда и появилось Млево.

Точный год основания села неизвестен, однако в 1998 году во время полевых работ в Троицком раскопе у стен новгородского кремля археологи нашли берестяную грамоту, датированную серединой XII века. В ней говорилось: «Шли мы на Млево, а Иван с нами не…». Грамота, получившая номер 885, носила деловой характер и указывала на то, что к тому времени Млево уже имело большое значение в торговых связях Новгорода.

 Небольшая река Мста, в верхнем течении которой стоит село, когда-то была намного глубже и занимала важнейшее место в знаменитом Волжском торговом пути, связывавшем Каспий с Балтийским и Белым морями. Кратчайшая водная нитка из Новгорода в Волгу и обратно проходила через Мсту и Тверцу – один из притоков Волги. На этом пути было два естественных препятствия – волок, соединявший обе реки (позже здесь возник город Вышний Волочок) и Боровические пороги по Мсте – самое опасное место на всей реке. Именно из-за них торговцы нанимали лоцманов и не скупились на церковные пожертвования.

Вот почему во Млево появился огромный по здешним меркам Спасо-Георгиевский храм. Большая даже по сегодняшним меркам шестипрестольная церковь видна со стороны реки за несколько километров. Из церковной ведомости Спасо-Георгиевского погоста за 1874 год явствует, что строительство каменного храма с двумя колокольнями было начато в 1823 году и продолжалось до 1849 года.

Согласно устному преданию, впрочем, не имеющему письменных подтверждений, в середине XI века во Млево была построена деревянная часовня, причем воздвигли ее на том самом месте, где сейчас стоит каменный Спасо-Георгиевский храм. С тех пор здесь всегда была действующая церковь, а в середине XVI века, на который приходится расцвет Мстинской ярмарки, открывавшейся в Петров день, даже две: Егорьевская церковь и церковь Петра и Павла.

К слову о местных достопримечательностях: на старом кладбище возле стен Спасо-Георгиевской церкви лежит огромный замшелый кусок темного камня, обнесенный оградой, внутри которой установлен простой металлический крест. На источенной временем поверхности среди пятен лишайников лежат, тускло поблескивая на солнце, мелкие монетки. Присмотревшись как следует, на камне с трудом можно прочесть: «Лета 7 положенася преставися раба божия Марфа напа». Это местная святыня – могила Марфы Посадницы.

Историки до сих пор не пришли к единому мнению: та ли это самая Марфа, жена новгородского посадника Исаака Борецкого, и вообще, Марфа ли здесь похоронена. Согласно надписи на плите, Марфа умерла в 1492 году. Нашли плиту в начале XIX века: дворовые люди копали свежую могилу, и случайно наткнулись на старинную плиту с надписью. Под ней был обнаружен кирпичный свод, который в ту пору вскрывать не стали. Находку старались держать в тайне, однако быстро разнесся слух, будто во Млево найдено древнее захоронение, и со всех сторон стали стекаться любопытные.

Сразу же подумали, что это может быть могила Марфы Посадницы. Марфа была одной из самых богатых и властных фигур Новгорода конца XV века. Её влияние оказалось настолько велико, что она сумела сплотить вокруг себя новгородских бояр во время противостояния между Новгородом и Москвой. В 1478 году после присоединения Новгорода к Московскому государству Марфу заковали в кандалы и отправили по Мсте в ссылку. Дальнейшая её судьба осталась невыясненной: то ли она умерла в изгнании, то ли её убили неподалеку от Млево, то ли навеки заточили во Млевский женский монастырь.

Как бы то ни было, с момента открытия Марфиной могилы, в село потянулись верующие, главным образом из её родного Новгорода. Рассказывали, будто являлась она во сне больным и немощным. В церковных книгах Спасо-Георгиевского храма сохранились упоминания о многочисленных чудесах и удивительных случаях, произошедших на могиле Марфы. Несмотря на большое стечение паломников, она так и не была причислена церковью к лику святых. Впрочем, это не мешает верующим чтить её память.

Поездку во Млево удобнее всего приурочить к выходным или праздникам (интереснее всего побывать на Крещении или другом крупном церковном празднике). Гостиницы поблизости нет, однако опытный путешественник всегда сможет договориться с местными жителями.

Свет в деревнях время от времени отключают, поэтому заранее стоит запастись запасным комплектом полностью заряженных батарей. Съемку в храме ни разу не запрещали, но по правилам хорошего тона перед службой следует подойти к настоятелю и вкратце рассказать о себе и своих целях. Во время больших праздников в село приезжает несколько сотен человек, а это значит, что во время съемки в храме фотографу придется использовать широкоугольный (24-28 мм) или даже сверхширокоугольный объектив (17-22 мм).

По большому счету не принципиально, какой матрицей будет оснащена фотокамера. Главное, чтобы в NEF-формате можно было получить и качественно обработать файл, снятый при значениях ISO порядка 500-800. А вот светосила объектива имеет большое значение, ведь пользоваться вспышкой будет попросту неудобно по этическим соображениям.

Если фотограф может себе позволить работать несколькими фотокамерами, на одну можно установить широкоугольный зум-объектив с максимальной диафрагмой 2,8, а на другую - штатный объектив (или умеренный телеобъектив) с относительным отверстием 1,4-2,0 – он позволит уверенно снимать портреты, не тревожа людей. Работа двумя камерами будет чрезвычайно эффективна зимой – одна камера пригодится для съемки на открытом воздухе, а другая будет храниться в кофре и доставаться только в помещении. При таком подходе фотограф не будет терять время и удачные кадры.

Штативом в толпе людей пользоваться крайне неудобно, гораздо практичнее захватить с собой легкий титановый или карбоновый монопод.

Разумеется, со всеми описанными выше задачами легко справятся профессиональные фотокамеры Nikon(D3, D700 и D300), однако на практике терпение и мастерство фотографа помогут сделать удачную съемку и более бюджетными моделями (например, D90).

Млево и его окрестности будут в равной степени интересны как пейзажистам, так и репортажникам. Здесь до сих пор сохранились традиции и дух русской деревни, столь редко встречающиеся вблизи крупных городов. Этого уже достаточно, чтобы фотограф стал укладывать рюкзак и готовиться к поездке в тверскую глубинку.