Республика Башкортостан

Капова пещера

Непростая доля фотографа

Место съёмки пещера Шульган-Таш (Капова), территория Государственного заповедника «Шульган-Таш», Бурзянский район, Республика Башкортостан (350 км от Уфы, 1 800 км от Москвы, 2 500 км от Санкт-Петербурга).

Добираться в летнее время можно экскурсионным автобусом, купив путёвку в одной из турфирм Уфы (например в «Розе ветров»), либо рейсовым автобусом Уфа – Старосубхангулово (старое название «Бурзян» местные жители знают и понимают лучше).

В экскурсионной программе есть свой главный плюс – вас привезут непосредственно в заповедник, к началу экологической тропы. В противном случае придётся ловить попутку до кордона заповедника или ждать редкий районный автобус. О его расписании можно узнать только у местных жителей.
 
Есть более экзотический способ – в район пещеры можно приплыть на рафте, это один из пунктов классического сплава по живописнейшей реке Белой (Агидели). Но об этом тем более лучше общаться со специалистами местных турфирм.
 
Зимой крайне желательно наличие собственного транспорта повышенной проходимости, особенно на предпоследний 30 километровый участок неасфальтированного пути (новая дорога в последние годы активно строится, но пока явно не готова).
 
Последние 6 километров горно-лесной дороги не всегда успевают расчистить после частых снегопадов. Поэтому будьте готовы к неожиданностям!
 
В особо тяжёлые снежные годы имеет смысл сначала ехать в ближайшие к пещере населённые пункты Иргизлы (до пещеры по лыжной тропе известной местным всего 2,5 км) и Гадельгареево (километрах в двадцати) и там в дирекции заповедника решать вопрос своей доставки к пещере снегоходом или вездеходом.

К слову, Капова считается заповедной закрытой пещерой. В последние годы режим охраны из-за реальной угрозы древним рисункам ужесточился. Поэтому без веских причин съёмка палеолитической живописи невозможна.

Помочь может предварительное письменное обращение в Министерство культуры Башкортостана и личный контакт с директором заповедника Михаилом Николаевичем Косаревым.

Имейте в виду, что вы на Востоке. Плоды может принести только вежливая настойчивая дипломатия и ясно изложенные вами научные или творческие планы, подкреплённые всевозможными документами.
После получения принципиального разрешения нужно договориться о гиде, без него в такой обширной пещере делать нечего. Гораздо больше других о микроклиматических закономерностях подземного пространства, об истории пещеры, о таинственной палеолитической живописи в её недрах вам сможет рассказать пока единственный штатный спелеолог заповедника Ольга Червяцова (она ещё и фотограф неплохой). В её отсутствие готова помочь в непростой фотоработе талантливый экскурсовод Елена Зверева.
Впрочем, если вы простой любитель, и купили билет на экскурсию, никто не может запретить вам съёмку окрестностей и привходовой части пещеры, где есть реплики – копии настоящих рисунков. Правда, делать это придётся в быстром темпе, летом группы идут одна за другой. Экономьте силы, энергию аккумуляторов и место на карте памяти.

 

Дело в том, что пещера с вытекающей из неё легендарной рекой Шульган, – последний пункт в стандартной туристической программе. До этого вам покажут Музей пчеловодства, уникальную бортевую пасеку, разрешат посидеть на живописной лавочке на крутом обрыве над рекой, расскажут много интересного в Музее природы, дадут попробовать травяные настои, мёд и волшебную медовуху, которая в жаркий день настолько может затуманить ваше сознание, что вы рискуете совершить все любительские фотоошибки или вообще потерять на время интерес к съёмке…

Не сдавайтесь! Впереди самое интересное и важное, ради чего вы и преодолели многосоткилометровый путь...

По убеждению Антона Юшко (секретарь Комиссии спелеологии и карстоведения Русского Географического Общества в Петербурге), снимать пещеру лучше зимой. Причём, чем больше снега вокруг и чем труднее дорога, тем больше вероятность увидеть в привходовой части величественные ледяные изваяния. Они вырастают к концу зимы только во влажные годы.

Второй плюс зимы – отсутствие интенсивной экскурсионной работы, вам никто не будет мешать общаться с вечностью.

Вообще, съёмка пещер не терпит суеты. Слишком высока цена ошибки во всех смыслах.

Постоянно нужно помнить о личной безопасности членов группы. Например, съёмка массивов подземного льда – дело вдвойне рискованное. Вход в пещеру зимой лавиноопасен, а в дальней наименее изученной обводнённой части пещеры возможны внезапные паводки.

Почти везде в Каповой возможны обвалы. Но опыт показывает, что больше всего нужно бояться не их, а мелких спортивных и бытовых травм. Поэтому не помешает специальная защита коленей и локтей, а каска в закрытой части пещеры вообще обязательна.

Техника под землёй тоже испытывает повышенные нагрузки, связанные с перепадом температур, избыточной влажностью, физическим воздействием. Без острой необходимости оптику под землёй лучше не менять. В пещерном воздухе помимо влаги много анионов и катионов сложных химических соединений, специфическая пыль.

 Как ни странно на первый взгляд, одеваться и зимой и летом спелеологу для съёмки в недрах Шульган-Таша нужно одинаково(там всегда примерно +6 градусов): тонкое термобельё, специальный мембранный изотермический костюм и грубый комбинезон, - всё это обеспечит относительный физический комфорт. Правда, при длительной зимней съёмке льда в привходовой части придётся дополнительно утеплиться, там температура близка к поверхностной (до – 40 градусов зимними вечерами). При этом воды Голубого озера не замерзают даже в самые лютые холода, ведь они текут из-под земли, их температура постоянна. Зато на камнях у пещеры и на всём протяжении короткого, но живописного русла Шульгана зимой образуются причудливые наледи.

Не забудьте о специальной обуви! Подойдут любые горные или трекинговые ботинки, но их будет очень трудно отмыть от особой каповской глины, скорее всего они уже никогда не будут выглядеть новыми.

 В идеале – это специальные среднеутеплённые резиновые сапоги с подошвой типа «вибрам» и неопреновыми вставками. Впрочем подойдут и обычные «резиновики», дополненные современными мембранными носками.

Хорошие кадры можно сделать и летом, но тогда придётся смириться с постоянным потоком экскурсантов, в последние годы их стало значительно больше из-за активной рекламы и частично реконструированной дороги.

Наиболее продуктивное съёмочное время летом – раннее утро, нередко окрестности бывают укрыты живописным туманом, таящим с первыми лучами солнца. К сожалению, в это время в величественном портале пещеры сумрачно. Солнце заглядывает туда ненадолго лишь после 11 часов утра. В районе 12 часов возникает удивительный киноэффект – луч, попавший в воду таинственного Голубого озера, отражается на своде пещеры бегущими живыми волнами. Длится это чудо всего несколько минут…

Для документальной технической съёмки древних изображений, как впрочем, и их копий,  прекрасно подходят все вспышки Nikon. Так в рамках спелеологической экспедиции проекта "Красный мамонт" в Каповой использовались как SB-600 и SB-800, так и SB-900. При этом сравнительно надёжные результаты на малых расстояниях можно получить, используя встроенные вспышки любительских камер. Помнить нужно несколько особенностей работы со вспышкой под землёй.

Старайтесь задерживать дыхание при съёмке, иначе прямо перед объективом будет высвечиваться облако пара, заслоняющее всё остальное изображение. В случае неудачи – сообщите зрителям, что вам помешал снимать «дух пещеры».

По той же причине непрозрачности пещерного воздуха воздержитесь от съёмки со вспышкой на большой дистанции.

При работе с отражённым светом, помните, что разные поверхности под землёй очень по-разному отражают свет вспышки.

Вообще, только со вспышкой, даже самой лучшей, трудно сделать художественный снимок. Фронтальный свет делает изображение плоским, излишне детализованным, очень контрастным.

Старайтесь экспериментировать. Попробуйте пользоваться диффузором для смягчения теней. Иногда неожиданно хороших результатов можно добиться всего лишь, сняв вспышку с аппарата и с помощью специального удлинителя сместив её в сторону. Это особенно интересно при съёмке близких некрупных объектов. Живописных камней, сосулек, наледей…

Мы советуем использовать вспышку только в оправданных ситуациях.

Современные камеры благодаря возможности устойчивой работы на высоких чувствительностях позволяют до последнего призрачного луча эффективно использовать естественный свет с поверхности, а затем попытаться обойтись при ближней экспериментальной съёмке даже обычным светодиодным фонарём.

Хорошим подспорьем может быть любой современный мобильный видеосвет. Антон Юшко вот уже несколько лет использует два сравнительно недорогих галогеновых светильника со штатными дифракционными фильтрами и матовыми стёклами для смягчения луча. В зависимости от мощности лампы (35-75 W) при работе от стандартного нетяжёлого аккумулятора (12V, 7 Ah) фонаря хватает на 30-50 минут непрерывного свечения. При этом в арсенале Антона есть и недорогая самоделка, превращённая умелыми руками его спутника Олега Минникова из противотуманной фары джипа в мощный 100 ватный «кинжальный» фонарь, используемый для создания контровых световых эффектов.

Отдельно стоит сказать о балансе белого. Нередко при съёмке под землёй можно отдаться на волю никоновского автомата. В то же время, даже начинающим, следует помнить о том, что вы в любой момент можете вмешаться в работу искусственного разума. Особенно интересными бывают результаты, когда вы пользуетесь смешанным светом от разных источников. В противовес автоматике старайтесь делать дополнительные кадры с балансом на каждый отдельный источник. Результат может оказаться фантастическим…

Резко повышает ваши шансы на получение успешных кадров использование штатива. Некоторые самые интересные виды подземной съёмки без него и вовсе недоступны.

При выборе этого вечного спутника фотографа обратите особое внимание не только на цену и вес, но и на общую надёжность конструкции. Конечно, самые оптимальные модели недёшевы. Антон Юшко, например, много лет использует компромиссные металлические Gitzo с шаровыми головками Manfrotto, но это не мешает ему и его помощникам грезить о карбоновых ножках…

Одной из самых завораживающих форм работы под землёй является использование метода «световой кисти». Без штатива здесь не обойтись. Аппарат включается в режим ручной выдержки, объектив диафрагмируется для увеличения глубины резкости, чувствительность используется, как ни странно, пониженная для лучшей проработки планов. Ваши помощники после открытия затвора совершают направленными источниками света магические пассы, как бы прорисовывая рельеф подземного пейзажа, буквально вручную создавая световые и цветовые акценты. Всё это время спелеологам-моделям приходится как в старину, замерев, «держать спинку», создавая героические образы исследователей подземного мира…

При всей искусственности этого метода результат стоит труда и в художественном, и в техническом смысле. В процессе съёмки участникам иногда удаётся проявить скрытые живописные особенности пещерного рельефа, сравнять по освещенности удалённые друг от друга плоскости. Фотограф при этом чувствует себя режиссёром, а остальные участники актёрами и художниками по свету одновременно. Такие кадры вполне могут обрести вторую жизнь и стать основой будущего фильма. Многие кинопроекты начинаются с качественной художественной съёмки натуры.

Новичкам следует помнить о том, что в условиях, когда съёмочный процесс зависит от такого огромного количества факторов, как при съёмке под землёй, повезти может каждому более-менее подготовленному фотографу. Воспринимайте пещеру как уникальную бесплатную фотостудию, временно предоставленную вам природой.

Ваша задача отсняться, ничего при этом не нарушив.

Не стоит слишком полагаться на технику. Старайтесь почувствовать пещеру и передать в снимках свои эмоции, это дороже всего.