Иркутская область

Остров Ольхон. Озеро Байкал

 

В любом мало-мальски толковом путеводителе по Ольхону, самому большому острову озера Байкал, говорится, что это географическое, историческое и сакральное сердце озера. На космической съемке отчетливо видно, что Ольхон расположен едва ли в центре древнего Байкала. К северо-востоку спутник фиксирует темное пятно – самую глубокую точку озера – 1637 метров.

 

Добраться сюда зимой еще проще, чем летом, – 5-6 часов неспешной езды на машине из Иркутска, и вы уже в административном центре острова – селе Хужир. Еще один несомненный плюс – не надо стоять в многочасовой очереди на паром, машина легко проходит прямо по льду озера. В Хужире никогда не было проблем с устройством на ночлег: здесь много туристических баз, гостевых домов и простых жителей, готовых приютить приезжих. Сумма гостеприимства варьируется от 300 до пары-тройки тысяч рублей в сутки. Из Иркутска сюда ходит регулярная маршрутка (стоит около 800 рублей). Отдельный микроавтобус для группы облегчит ваш карман на 8000-15000 рублей за один рейс. Индустрия туризма работает как часы – нужен автомобиль, снегоход, квадроцикл или вертолет, пожалуйста. Только успевайте исправно платить.

 

Было время, когда весь остров жил по расписанию работы дизельного генератора. Теперь с материка протянули силовой кабель, построили ЛЭП, и жители наконец-то могут пользоваться электрическими приборами без ограничения. Если побродить по главной улице, можно наткнуться даже на Интернет-заведения. Впрочем, сотовая связь сюда уже проникла, и счастливые абоненты МТС и BWC могут сутки напролет не выключать ICQ. К счастью, блага цивилизации начинаются и заканчиваются в селе, не обременяя фотографа в глухих уголках острова.
 
У Ольхона одновременно и счастливая и трагическая история. Долгие столетия он оставался малонаселенным и неприступным, чему способствовали удаленность от крупных торговых путей и суровый климат. В VI-X вв. на острове обитали курыкане, тюркоязычная народность, считающаяся предками бурят и якутов. От них остались плиточные могильники, каменные алтари, следы городищ, стен и других оборонительных сооружений. По одной из версий, на Ольхоне скрывались беглые воины армии Чингисхана и монгольские шаманы во времена преследования их последователями ламаизма.

 

Сейчас на Ольхоне около 1500 жителей. Поселок Хужир, несколько маленьких деревень (Ялга, Харанцы) и метеостанция в Узурах – вот и весь список населенных пунктов. Стоит отъехать в сторону от дороги, и можно сутками не встретить ни души.
Долгое время основным населением здесь были буряты. В бурятской мифологии Ольхон – это священная земля, обитель одного из самых могущественных «сынов неба» (нойонов) Хана-Хутэ-бабая. Предание говорит, что небесные владыки тэнгэри отправили 13 своих сыновей на землю, чтобы там воцарился мир, и осуществлялось справедливое управление. Хан-Хутэ-бабай избрал своим земным пристанищем одиноко стоящий среди Байкала остров. Нойон был наделен невиданной духовной силой, но у него не было сыновей, некому было передать чудесный дар. Тогда он усыновил беркута, чтобы к тому перешли шаманские способности. С тех пор ольхонский род шабууни нойод и его тотем – беркут – считается самым могущественным из всех кланов бурятских шаманов.
Один из самых известных природных памятников Ольхона – Шаманка, двойная скала на мысе Бурхан неподалеку от поселка Хужир. До середины 1930-х годов в сквозной пещере, проходящей в породе малой скалы, находился алтарь с буддийскими иконами (тханками), подсвечниками и фигурками буддийских божеств. Ежегодно у подножия Шаман-скалы проводилось крупное богослужение, собиравшее лам со всех дацанов Бурятии. Здесь же издревле приносились жертвы и клятвы.
До 1930 года на острове постоянно действовал монастырь, и регулярно проводились хуралы. Сразу после того, как арестовали живших при дацане лам, он закрылся. Примерно в это же время прекратились молебны возле мыса Бурхан.

 

Шаманка – самый популярный объект для фотосъемки. Скала снята со всех возможных ракурсов и при самом причудливом освещении. Чтобы сделать поистине необычный снимок этого памятника природы, фотографу придется потратить уйму времени и изрядно потрудиться.
Некогда сокровенные, земли Ольхона сильно изменились за последние сто лет. Удаленность острова от крупных населенных пунктов, трудности сообщения и жесткий климат с преобладанием отрицательных температур едва не сослужили священной земле бурят дурную службу. В 1912 году царское правительство рассматривало возможность строительства здесь каторжного поселения. Случись это, коренные жители попали бы под отселение, навсегда потеряв прародину шаманов.
Впрочем, во время Великой Отечественной Войны в бухте Песчаной была-таки создана исправительная колония, куда ссылали нарушителей трудовой дисциплины и уличенных в мелких кражах. Одна из жительниц Хужира за две тушки байкальского омуля, украденных с местного рыболовецкого завода, получила два года исправительных работ: по одному за каждую рыбину. В лагере, несмотря на распространенный миф, не было политических ссыльных; все заключенные трудились на рыболовецких судах, поставляя улов для нужд фронта.
Самый разрушительный период для природных и археологических памятников Ольхона пришелся на середину XX века. Именно в это время разросся поселок Хужир. Вскоре разобрали каменную стену, построенную древними курыканами, – ее камни пошли на материал для мола и фундаментов хужирских домов. Посреди уникальных песков бухты Песчаной возвели рыбацкий поселок, а у самого подножия Шаман-скалы стали добывать мрамор, фактически уничтожив наскальные изображения.

 

Сегодня Ольхон из некогда закрытого сакрального места превращается в туристическую Мекку. Сюда приезжают и россияне, и иностранцы. Остров стал популярным местом отдыха у иркутян. От статуса святыни не осталось и следа. Пик туристов приходится на июль-август. В это время здесь заполнены все базы, кемпинги и гостиницы, весь остров заставлен палаточными городками и машинами. Для местных жителей обслуживание туристов давно служит основным источником дохода, вытеснив традиционные занятия – скотоводство и рыболовство.
Отдыхать на Ольхоне стало модно. Вдоль западного берега через каждые километр-два строятся домики, базы отдыха и постоялые дворы. Паромная переправа уже не справляется с потоком транспорта, даже с учетом того, что с 2010 года ходят два паром: летом можно (не всегда конечно, но шанс есть!) простоять в очереди на паром сутки. За теплый сезон на открытом западном берегу Ольхона, изобилующем пляжами и неглубокими заливами, скапливаются тонны мусора, которые осенью убирают волонтеры.
В конце сентября – начале октября поток туристов резко идет на спад, окончательно выдыхаясь с ноября по январь в период штормов и ледостава. В межсезонье сообщение с Ольхоном возможно либо вертолетами, либо на судне на воздушной подушке. В конце января МЧС открывает официальную ледовую дорогу по застывшему Байкалу, и новый поток отдыхающих приезжает на остров.

 

Зимний Ольхон отличается от летнего лишь отсутствием зеленого цвета. Сильные западные ветра сдирают с острова тонкий снежный покров вместе с землей. Сугробы задерживаются только в лесистой восточной части, труднодоступной с ноября по май. Нет снега и на островах-спутниках Ольхона – Огое, Замогое и Хубине. Порой ветер, особенно Сарма (самый мощный из байкальских ветров) дует с такой силой, что устоять на льду без кошек невозможно. Во время ледостава мощные осенние шторма рвут свежий лед, а сильные ветра разбрасывают льдины по открытой воде.
Если к пронизывающему до костей ветру добавить знаменитые байкальские морозы, порой доходящие до -40°С, работа фотографа из приятной прогулки превращается в настоящую борьбу за выживание себя любимого, а также не менее любимой техники. Ольхонская земля слышала не только молитвы лам, но и не одну сотню проклятий в адрес заклинивших затворов электронно-озабоченных камер.
Стандартные рекомендации (держать технику под одеждой) помогают лишь отчасти, т.к. долго ходить с аппаратом на животе и рюкзаком за плечами не очень-то удобно. Также любое удачное, хотя и случайное на льду, приземление на живот делает дальнейшее согревание камеры занятием бессмысленным. Гораздо эффективнее размещение в кофре или рюкзаке нескольких многоразовых химических грелок. Внутри устройства находится раствор солей, нагревающийся при соприкосновении с катализатором. Достаточно согнуть плавающую в грелке палочку-катализатор, как устройство начинает работать и трудится до полного изнеможения, точнее, кристаллизации раствора. Если запастись 3-4 такими штуковинами и «включать» их поочередно, температуру «фотохозяйства» удастся держать чуть выше ноля в течение 8-10 часов.

 

Все же, одним из лучших способов борьбы с замерзанием техники стоит признать аренду машины с водителем. Удовольствие дорогое (сумму нужно оговаривать индивидуально, впрочем, как и подбирать кандидатуру водителя), но оно того стоит.
Прочный лед устанавливается на Байкале лишь к началу февраля. Метровая толща позволяет проезжать на остров «дальнобоям» с топливом, продуктами и бытовыми товарами. Зима дает уникальную возможность обогнуть весь остров и посмотреть вблизи на причудливые скалы, заглянуть в гроты и пещеры, недоступные летом с воды. Многие останцы покрыты гигантскими наплесками (сокуями), достигающими 10-15 метров в высоту. Они плотным панцирем закрывают скальную породу, напоминая о временах ледникового периода. На восходе и закате низкое красное солнце отражается от ледяных стен, и, кажется, будто камни светятся изнутри.
На севере острова у мыса Хобой шторма наламывают полутораметровые торосы. По заторошенным полям не может пройти даже полноприводный автомобиль, и этим вовсю пользуются нерпы, устраивающие отдушины среди ледяных нагромождений. Заметить осторожное животное, символ Байкала, очень сложно, и нерпы чувствуют себя в безопасности, ведь подкрасться к ним скрытно практически невозможно.
Передвижение по льду с фотокамерой (не говоря уже о фотокамере на штативе) требует изрядных акробатических навыков. Несмотря на тщательные приготовления, порой нет-нет, да и приходится приложиться к байкальской тверди. И хорошо если без последствий для техники. Посему основное требование безопасности относится именно к обуви – она должна быть на нескользящей подошве. Еще лучше надеть кошки, но это удобно, если предстоит долгое время находиться на льду, иначе снимать и надевать «металлическую сбрую» быстро надоест. Самый дешевый и нетривиальный вариант – купить в аптеке несколько резиновых жгутов и завязать вокруг ботинка, пропустив под подошвой. Идеальное сцепление гарантировано! Обрезиненные ножки штатива и иглы для работы на льду также пойдут в копилку полезных мелочей.
Одна из наиболее частых ошибок фотографа – работа в тонких перчатках, в них якобы лучше «чувствуешь кнопку». Увлекшись съемкой, вы не заметите, как обморозите кончики пальцев, которые при сильном морозе и ветре могут только охлаждаться. В этой ситуации не спасет даже непродуваемая ткань. Гораздо эффективнее использовать перчатки-варежки с короткими пальцами и пристегивающимся верхом на обычной резинке. В условиях суровых морозов любые, даже утепленные перчатки «для полярников» заведомо проигрывают варежкам, в которых можно согреть руки, просто сжав пальцы в кулак.

 

Около трети острова занимают степи. Остальная территория покрыта лиственницей и реликтовыми ельниками. Если в планах значится съемка в чаще леса, где лежат нешуточные сугробы, стоит подумать об утепленных бахилах из крепкой износостойкой ткани. Они не только согревают ноги, но и предохраняют обувь от засыпания снега. При весе пары бахил около 500 грамм выгода от теплых и сухих ног очевидна.
Леса, степи и скалы – далеко не весь ольхонский пейзаж. Одно из самых впечатляющих мест острова – бухта Песчаная, где открытые пески и дюны тянутся на несколько километров. Ураганной силы ветра буквально вдувают прибрежный песок вглубь лесистой части острова. Корни деревьев, чудом удерживающихся в почве, превратились в ходульные формы, и в результате выветривания почвы с каждым годом они обнажаются все сильнее. Зимняя и летняя Песчаная похожи как две капли воды: те же сгоревшие деревья, исчерченные волнами пески и следы коров на песчаных склонах. Разве что зимой во впадинах белеют редкие островки снега.
Кадры с Ольхона почти всегда окрашены в оттенки: синие, красноватые, пурпурные, желтые… Иногда кажется, что стандартных 5200-5500K здесь в принципе не бывает. На цифре оптимально выставлять только дневной WB.