Республика Бурятия

Сойоты

Саяны протянулись через два района Бурятии – Тункинский и Окинский. Если Тунка вот-вот станет туристическим оазисом, то Ока – это самая настоящая «отдаленка». Именно здесь живет небольшой народ сойоты. По официальным данным, сойотов около 2000 человек. Они прямые потомки древних самодийцев, населявших значительную часть Сибири и Центральной Азии.

 

Столетиями Окинская долина была отделена от Большой Земли горными цепями. Еще в середине прошлого века отсюда водили конные караваны в Тунку, чтобы купить продукты и товары первой необходимости. Тогда путь в одну сторону занимал около месяца. Единственная в районе трасса, связавшая Оку с Тункой, Иркутском и Улан-Удэ, была построена только в 1980-х.
 
Вековая изолированность Окинского плато способствовала развитию кочевого оленеводства и яководства – особых форм хозяйства, почти не представленных на остальной территории Бурятии. Весь район лежит выше 1500 метров над уровнем моря. Зима здесь длится с октября по май, поэтому неприхотливые к пище яки и олени лучше других животных приспосабливаются к сильным морозам и зимней бескормице. Сейчас на 5000 жителей района приходится 25000 голов скота. Наиболее «зажиточные» скотоводы держат до тысячи голов лошадей, яков, коров и хайнаков – трогательно-смешной лохматой помеси яка и коровы.

 

Дорога сюда начинается либо в Иркутске, либо в Улан-Удэ. И улан-удэнская, и иркутская трассы в поселке Култук возле Байкала сливаются в общую трассу, ведущую в Монголию и затерянный в горах Окинский район. По сути, Култук – это единственная точка, где все еще остается хороший шанс поймать какой-нибудь попутный транспорт.
 
От Улан-Удэ до Орлика, райцентра Окинского района, около 800 километров. Из «города» раз в сутки ходит рейсовый микроавтобус (по-местному, «микрик»). За возможность попасть в Оку надо заплатить около 1000 рублей и приготовиться к 8-10–часовой дороге. Летом и перед крупными национальными праздниками (Сурхарбан, Сагаалган) билеты придется покупать за 4-5 дней до поездки. Если едет группа, проще сразу заказать микроавтобус и договориться о времени обратного рейса.
 
Чаще всего скотоводческие хозяйства расположены в долинах рек и ручьев (Улзыты, Боксон, Хутыл, Сорогой-Эхин), окруженных горными хребтами высотой 1900-2700 метров. Нередко попасть из одной долины в другую можно лишь через перевал. Стоит уйти из обжитой местности на 10-15 километров, как исчезают любые признаки цивилизации, кроме слабой тропы под ногами.

 

В силу климатических особенностей (короткое лето и близость к поверхности вечной мерзлоты), овощи в Оке не растут, и основную часть рациона жителей составляют мясные и молочные продукты. Их приготовление нередко сопровождается различными бытовыми обрядами: подношением пищи духам гор, огня и воды.
 
Многие хозяйственные работы четко привязаны к временам года, например, выделка кожи, сенокос, пошив одежды или забой скота. Наиболее интересный для фотографа период – сенокос, начинается в середине июля и длится до конца августа, сильно завися от погоды. К этому времени съезжается вся семья, и появляется уникальная возможность понаблюдать за взаимоотношениями внутри рода, сфотографировать бытовые обряды, приготовление традиционной еды и другие хозяйственные занятия.
 
При подготовке к съемке надо учитывать один важный момент – за две-три недели семья должна заготовить сено на год вперед, поэтому бóльшую часть времени ей будет не до фотографа. О приезде надо договариваться заранее, иначе перед самым сенокосом есть риск не найти ни людей, ни транспорта: села в буквальном смысле слова пустеют.
 
Разумеется, ни в одной семье нет жесткого хозяйственного распорядка. Крупные события, такие как забой, поход за ягодами (грибы скотоводы не собирают) или выделка кожи, планируются заранее, и о них можно осведомиться у хозяев.

 

Договариваясь о времени приезда, нужно уточнить, будут ли в это время на кочевке другие члены семьи и дальние родственники. Ответ на этот вопрос может упростить общение с пожилыми окинцами. Многие из них хорошо понимают русскую речь, но так как бытовое общение ведется на бурятском, то русской разговорной практики фактически нет. Молодое поколение на порядок лучше говорит по-русски, а доброжелательное отношение к гостям помогает находить общий язык.
 
На скотоводческих стоянках окинцев сложилась особая культура и ритм жизни. Чтобы познакомиться с ней, надо прожить в семье не меньше 3-4 дней. Утро начинается в 5-6 часов с выпуска скота на пастбища. Затем дойка, плавно перетекающая в сепарирование свежего молока (это идеальная психотерапевтическая и расслабляющая процедура, какую только можно представить – практически доказано, что жужжание сепаратора снимает стресс, усталость и приступы творческой занудности!). Позже хозяйка может поставить тесто для выпечки хлеба или заняться промывкой масла. В это время другие члены семьи готовят завтрак – саламат (обжаренная в масле мука) и зутран-сай (чай с обжаренной в масле мукой, молоком и солью) с хлебом и свежими сливками. Вся окинская кухня очень жирная!!! Часов в 9-10 утра наступает небольшой перерыв на сон.
 
Если стоит теплая солнечная погода, то к обеду, когда воздух достаточно прогреется, в вертушку-кожемяку (эрьюлгэ) запрягают яка или коня и приступают к обработке кожи. Такие вертушки еще пару десятилетий назад были на каждом летнике, а теперь постепенно уходят в прошлое. Если на кочевке стоит много людей, готовится основательный обед, включающий мясной суп (на покосах его варят из сушеного мяса), позы (национальное блюдо, наподобие мантов) или макароны с мясом, и традиционный чай с молоком.
 
После короткого отдыха семья может забить корову или хайнка (только если кончилось мясо), пойти собирать ягоды или отправиться в лес за шишками и трухой для окуривания шкур. Иногда на это время назначают отлов жеребенка или заготовку дров.
 
Ужин, мало чем отличающийся от завтрака, не начнется до тех пор, пока не будет закончена вечерняя дойка. Перед этим двое или трое человек пригоняют скот к дому. На ночь вне загонов остаются только лошади, ведущие полудикое существование.

 

Путешествие в Оку стоит планировать небольшим составом, максимум с одним-двумя компаньонами. Толпа фотографов только отпугнет людей, не привыкших к роли героев фотоочерков.
 
В поездку достаточно взять камеру, две-три объектива, фильтры и легкий штатив. Как бы ни хотелось, надо наступить на горло профессиональной жадности и оставить горы железа дома. Кроме аппаратуры придется тащить палатки, спальники, костровое оборудование, газ и много других чисто туристических «примочек».
 
К подбору аппаратуры и ее защите следует отнестись со всей серьезностью. Накидка, встроенная в AW фотокофры и рюкзаки, не защитит технику от проливного дождя, идущего сутки напролет; неверно рассчитанный запас батарей испортит настроение фотографу с цифровой камерой, ведь далеко не на всех скотоводческих стоянках есть бензиновый движок, не говоря уже об электричестве «от ЛЭПки»; сэкономив на маленьком гермомешке и фонарике, можно запросто выливать воду из жестких дисков и отснятых слайдов, сидя ночью в темной палатке…
 
Важный вопрос - выбор снаряжения. Восточные Саяны – регион с резко континентальным климатом. Это означает, что зимой температура может опускаться до -50° С, а летом подскакивать до +40° С. При этом никто не отменяет мокрого снега в середине зимы и ураганного ветра с градом в разгар лета. На вершинах гольцов могут сутками бушевать сильнейшие ветра, сбивающие с ног человека, а проливные дожди не раз приводили к сильным наводнениям в Окинском районе.
 
Отправляясь в экспедицию, предпочтительно использовать ветроустойчивые горные палатки с множеством оттяжек, термобелье, термоноски, теплое белье, куртки и штормовую одежду. Зимой этот комплект дополняется пуховой курткой для высотных восхождений, многослойными рукавицами и ветрозащитной маской. Из обуви обязательны трекинговые ботинки и резиновые сапоги на случай длительной непогоды.

 

Змей опасаться не стоит – их в Восточных Саянах нет. Зато могут быть клещи, особенно в конце мая и начале июня. Если поездка планируется на это время, стоит заранее подумать о прививке от энцефалита.
 
И напоследок о сотовой связи: в Тункинской долине вблизи крупных сел отлично ловит Мегафон, МТС и иркутский оператор БВК (БайкалВестКом). В Окинском районе давно обосновались Мегафон и МТС. Если же хочется отправиться в горы, мобильный телефон окажется бесполезен. Впрочем, стоит ли об этом беспокоиться, если Саяны дают редкую возможность отдохнуть от Большой Цивилизации?